Аналитика
КОГДА ВОССТАНОВИТСЯ
РЫНОК НЕФТИ
После сильного падения цена на нефть начинает медленно расти. Но насколько устойчивым будет восстановление? Прогноз дает старший аналитик банка «УРАЛСИБ» Алексей Кокин.

Насколько устойчиво «выздоровление»?

Оценки глубины падения и траектории восстановления спроса на нефть существенно различаются. Рассмотрим наиболее пессимистичную из них — базовый сценарий норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, опубликованный 27 мая. Согласно его данным, в апреле глобальное потребление нефтепродуктов составляло всего лишь 74 млн барр./сутки, в мае — 79 млн барр./сутки, но в июне вырастет до 84 млн барр./сутки, а в III квартале 2020 года составит в среднем около 89 млн барр./сутки.

Между тем добыча нефти в странах ОПЕК+, США и Канаде в июне, по нашим оценкам, выполненным на основе данных Международного энергетического агентства (МЭА), снизится на 13−14 млн барр./сутки к мартовскому уровню, а добыча во всем мире составит около 86−87 млн барр./сутки.
Избыток нефти на мировом рынке уже в июне может сократиться до 2–3 млн барр./сутки, что близко к значениям начала 2020 года, до того как спрос начал быстро снижаться из-за введения мер по борьбе с эпидемией.

Что означает быстрое снижение добычи?

При всем различии оценок спроса и предложения наблюдатели сходятся в том, что добыча нефти упала в апреле — мае больше ожиданий. Это касается как США и Канады, где динамика добычи обусловлена непосредственно рыночными факторами, так и стран ОПЕК+, где производство начиная с мая было ограничено квотами.

В частности, РФ показала высокую дисциплину, снизив добычу почти до квоты за две-три недели. Исходя из большинства прогнозов ОПЕК, МЭА, EIA, Rystad Energy, можно ожидать, что рынок вернется к дефициту в III квартале при сохранении уровня добычи, близкого к июньскому. Более того, этому вряд ли помешало бы повышение квот ОПЕК+ на 2 млн барр./сутки, запланированное с 1 июля. Восстановление спроса будет постепенно замедляться, а возвращение к уровню 2019 года вероятно не раньше II полугодия 2021 года.
Быстрое снижение добычи способствует уравновешиванию рынка.

Низкие квоты – стратегия или тактика Саудовской Аравии?

Несмотря на быстро идущую ребалансировку рынка, Саудовская Аравия (СА) предлагала отказаться от планируемого увеличения квот и сохранить добычу ОПЕК+ на уровне июня до конца 2020 года. Может показаться, что СА выбрала нехарактерную для себя стратегию высоких цен и низкой добычи, отказавшись от борьбы за долю рынка, однако мы сомневаемся в справедливости этой гипотезы. Дело в том, что при росте цен в текущем году до уровней прошлого года добыча в США способна быстро восстановиться путем мобилизации временно остановленных мощностей строительства скважин. Это оборотная сторона быстрого падения буровой активности, которое наблюдалось со второй половины марта, и последовавшего за ним падения добычи. В результате СА снова будет терять долю рынка, обеспечивая высокие цены нефти.
Кроме того, СА может стремиться к скорейшей монетизации своих нефтяных запасов, учитывая долгосрочные тенденции перехода к альтернативным источникам энергии.

Чем вызваны опасения Саудовской Аравии?

По нашему мнению, СА предпочитает такой уровень цен, чтобы восстановление добычи в США было медленным и неполным. Вероятно, этот уровень сейчас несколько выше, чем во время ценовых вой­н 2015−2016 годов, поскольку снизился аппетит к риску инвесторов в сланцевую добычу.

Мы полагаем, что СА рассматривает цену Brent в диапазоне 40−50 долл./барр. как оптимальную. В таком случае предложение о продлении квот мотивировано не желанием ускорить отскок цен к уровням 2019 года, а опасениями в отношении долговечности ценового ралли. Как один из крупнейших поставщиков, Saudi Aramco обладает недоступным большинству участников рынка объемом информации о планах и предпочтениях потребителей, поэтому такие опасения представляются обоснованными.
Они могут быть вызваны двумя основными факторами: высоким уровнем запасов, накопленных с начала 2020 года, и риском неблагоприятного сценария нормализации спроса, например из-за второй волны COVID‑19.

Что станет дамокловым мечом для цен?

Общие запасы нефти в странах ОЭСР в середине года, согласно майской оценке EIA, составят 3,5 млрд барр., тогда как предыдущий рекорд, установленный в июле 2016 года, незадолго до первой сделки ОПЕК+, равен 3,1 млрд барр. Рост запасов нефти в ОЭСР за первое полугодие 2020 года превысит 600 млн барр. Потребление в странах ОЭСР составляет около половины мирового. Рост запасов нефти и нефтепродуктов во всем мире, по расчетам EIA, превысит в январе — июне 1,6 млрд барр.

Поскольку уровень и динамика запасов в развивающихся странах не поддаются точной оценке, некоторые наблюдатели придерживаются более оптимистических оценок. Так, компания Kairros, отслеживающая движение танкеров, оценивает рост запасов нефти в мире с января по май всего лишь в 500 млн барр. Тем не менее даже эта сравнительно невысокая оценка означает, что запасы накапливались со скоростью почти 3,3 млн барр./сутки. Если предположить, что они начали снижаться в июле и вернутся в концу года к уровню конца 2019 года, то дополнительное поступление нефти на рынок превысит в этот период 2,3 млн барр./сутки. Учитывая консерватизм оценки Kairros, дополнительное предложение из запасов может оказаться намного выше — 4−5 млн барр./сутки в течение нескольких месяцев начиная со второго полугодия 2020 года. Неопределенность в отношении темпов и объемов ликвидации запасов диктует осторожный подход к повышению квот добычи.
Накопленные товарные запасы — дамоклов меч для цен второй половины 2020 года.

Как может повлиять на рынок новая волна COVID‑19?

Еще одним источником неопределенности служат действия властей по ослаблению мер защиты от эпидемии. Устойчивое восстановление спроса не гарантировано, поскольку возможны новые вспышки болезни после снятия ограничений. При этом новый провал мирового спроса маловероятен: на глобальном уровне может наблюдаться только замедление восстановительного роста.

Так, альтернативный сценарий Rystad Energy предусматривает на 3−4 млн барр./сутки более низкий спрос в IV квартале, чем базовый. Поскольку ОПЕК+ не имеет возможности оперативно снижать добычу, реагируя на изменение спроса, сохранение квот на уровне мая — июня сгладило бы реакцию рынка на неприятные сюрпризы со стороны спроса. С другой стороны, как показывает опыт, в случае резкого роста цен ОПЕК+ легче повысить квоты, чем урезать их в ответ на падение цен.
Новые вспышки COVID‑19 могут замедлить общее выздоровление рынка.