Тайм-аут
НАЧАЛО XVII ВЕКА:
ОТ РАСЦВЕТА ДО УПАДКА
В правление Бориса Годунова наблюдался подлинный расцвет денежного дела. Однако последовавшая за этим чехарда на престоле практически свела на нет усилия Годунова и обескровила русскую казну.
«Классика» копейки

Время правления Бориса Годунова исследователи называют классическим периодом русской серебряной копейки, когда все характерные черты денежного дела централизованного государства нашли наиболее законченное выражение, а сами монеты как нельзя лучше выполняли свои функции.

К началу XVII века ситуация в денежном обращении Русского государства была вполне стабильной. Потребности торговли полностью обеспечивались за счет постоянной массовой чеканки основного номинала — серебряной копейки весом около 0,68 г — на трех денежных дворах: в Москве, Великом Новгороде и Пскове. Кроме того, в обращении оставалось достаточно большое количество серебряной разменной монеты предыдущих царствований — денег и полушек. Судя по данным письменных источников, продолжалось и использование самых мелких денежных единиц — медных пул, в огромных количествах изготавливавшихся в период правления Ивана Грозного.
Росту чеканки способствовали
  • Активное вовлечение прибалтийского купечества в торговлю с городами Северо-Западной Руси, такие, например, как предоставление привилегий и денежные выплаты иноземцам, находившимся на территории Русского государства, а также выплата старых, еще оставшихся от прежних царствований долгов купцам из Прибалтики.
  • Пожалование датскому купечеству права свободного проезда в Россию и учреждения собственных торговых дворов в Ивангороде, Пскове и Новгороде.
  • Резкое увеличение привоза серебра в виде талеров в новый порт на Белом море — Архангельск.
Сырьевой базой, позволившей резко увеличить объемы чеканки полноценной монеты без понижения ее веса и пробы, продолжали оставаться привозные европейские монеты — талеры. В течение своего царствования Борис Годунов проводил последовательную политику, направленную на увеличение притока драгоценных металлов (в первую очередь серебра) из Западной Европы, используя любые доступные средства.

Результаты анализа нумизматических памятников показывают, что политика правительства Бориса Годунова в области регулирования денежного обращения была ориентирована на целенаправленное избавление от последних пережитков удельного времени. Еще в 1595—1596 годах создается специальное ведомство — Денежный приказ, который был образован на базе Московского денежного двора. Начиная с 1603 года прослеживается тенденция к окончательной стандартизации внешнего вида денег, отчеканенных на различных монетных дворах. Итогом преобразований, судя по всему, должны были стать создание единого центра чеканки в Москве и полная централизация монетной эмиссии.
Борис Годунов. Миниатюра из «Большой государевой книги» – рукописи 1672 года.
107 кладов

Надежным индикатором, позволяющим достаточно подробно проследить динамику изменений в денежном обращении Русского государства, являются монетные клады, которых от недолгого — всего семь лет — правления Бориса Годунова дошло до нас очень много. Так, по данным А. С. Мельниковой, кладов, сокрытых при Федоре Ивановиче, царствовавшем в два раза дольше Бориса Годунова, к 2003 году было известно всего 23, а вот кладов 1598—1605 годов — в четыре с половиной раза больше (107 комплексов, сохранившихся в той или иной степени для научного изучения).
От недолгого правления Бориса Годунова до нас дошло 107 кладов
Конечно, значительная часть дошедших до нас кладов осталась в свое время «невостребованной» из-за страшного голода, потрясшего русские земли в 1602—1603 годах в результате неурожаев, и эпидемии холеры, пришедшей вместе с голодом. Однако такая статистика объективно указывает на резкий рост наличной денежной массы, причем увеличение количества денег было достигнуто не путем «порчи монеты» (уменьшения в ней количества серебра), а с помощью целого комплекса тщательно продуманных финансовых мероприятий, направленных на укрепление денежной системы и ее модернизацию. К сожалению, начавшаяся в 1605 году великая Смута в России не только свела на нет все эти положительные начинания, но и на 20 с лишним лет отодвинула начатую реорганизацию денежного хозяйства страны.

Борьба за престол


Два последних года правления Бориса Годунова были осложнены появлением на политической арене фигуры самозванца — человека, именовавшего себя «чудесно спасшимся» царевичем Дмитрием, сыном Ивана Грозного. Нашедший поддержку в Польше, он уже к осени 1604 года начал активные боевые действия, направленные на возвращение русского престола «законному государю». Борьба Дмитрия и Бориса шла с переменным успехом вплоть до смерти Годунова, наступившей 13 апреля 1605 года. Царем должен был стать его сын Федор, однако венчаться на царство он не успел.
В начале XVII века наблюдается рост денежной массы
Предполагается, что за два с небольшим месяца пребывания Федора на престоле (с 14 апреля по 10 июня) состоялся выпуск монет его имени, причем при их чеканке использовались лицевые штемпели, изготовленные в правление Бориса Годунова, а оборотные — еще при Федоре Ивановиче (отчество в легенде указано не было). Некоторые ученые, однако, отрицают саму возможность чеканки монет от имени Федора Годунова. В любом случае требуется специальное исследование с привлечением всего объема имеющихся письменных и нумизматических источников, так что вопрос о существовании монет Федора нельзя пока назвать окончательно решенным.
Серебряная копейка. Москва, 1598–1605 годы
Первый самозванец

21 июля 1605 года в Москве венчался на царство первый из самозванцев Смутного времени, претендовавших на русский престол. Он вошел в историю под именем Дмитрия Ивановича, или Лжедмитрия I. Ему удалось удержаться у власти всего 10 месяцев. 17 мая 1606 года в Москве произошло восстание, положившее конец этому недолгому царствованию. Несмотря на столь короткое правление, до нас дошло довольно большое количество как отдельных монет с именем Дмитрия Ивановича (в первую очередь московского чекана), так и кладов этого времени.

Финансовая и торговая политика Лжедмитрия I имела несколько характерных черт. Одним из ее важнейших направлений стало дальнейшее развитие активных торговых отношений с западными соседями, прежде всего с Польшей. Это представляется закономерным, если учесть, что именно поляки сыграли решающую роль в победе Лжедмитрия и его воцарении в Русском государстве. Границы с Речью Посполитой фактически были открыты, что не могло не вызвать обильного притока серебра, которое сразу же стало поступать на Московский денежный двор для передела в русские копейки.
Серебряная копейка. Новгород, 1605–1606 годы
Неслыханная щедрость

Обильная чеканка была жизненно необходима новому государю, так как Лжедмитрий I ради укрепления собственного авторитета не скупился на различные денежные пожалования. Щедрые вознаграждения выплачивались наемникам, помогавшим самозванцу занять русский трон, было удвоено жалованье русским «служилым людям», выплачены все деньги, взятые взаймы у различных кредиторов еще Иваном Грозным и не отданные ранее. Масштабы расходов Лжедмитрия I поражают.

В январе 1606 года его секретарь Ян Бучинский с плохо скрываемой укоризной писал царю: «Ваша царская милость роздал, как сел на царство, полосма (семь с половиной. — Прим.Ред.) милеона, а милеон один по-русски тысеча тысеч рублев». По тем временам — огромная сумма. Взять ее было неоткуда, кроме как из государственной казны, заботливо собиравшейся на протяжении последних десятилетий. Тот факт, что катастрофа в сфере русского денежного обращения наступила не в 1606 году, а несколько лет спустя, показывает, насколько прочная финансовая база была создана Борисом Годуновым в результате проведения продуманной и оправданной экономической политики.
Потребности торговли в начале XVII века полностью обеспечивались за счет постоянной массовой чеканки основного номинала — серебряной копейки весом около 0,68 г — на трех денежных дворах: в Москве, Великом Новгороде и Пскове
Возврат к единству

Нумизматические же источники свидетельствуют о том, что во второй половине правления Лжедмитрия I как будто намечается возврат к курсу на централизованное управление монетным производством. Вновь на различных монетных дворах начинают чеканиться монеты единого, московского стиля. Являясь непримиримым противником Годунова, «царь Дмитрий Иванович», вероятно, осознавал, что политика Бориса Федоровича в области регулирования рынка и унификации денежного обращения была наиболее оправданной.

Несмотря на гигантские издержки, в правление Лжедмитрия I в стране сохранялась относительно благополучная экономическая ситуация, и дальнейшая постепенная модернизация денежной системы оставалась вполне возможной.

Источник: «История денежного обращения России» в двух томах