Аналитика
В СЛОЖНЫХ
ВНЕШНИХ УСЛОВИЯХ
Розница, а точнее розничное кредитование, остается в российском банковском секторе в фокусе внимания и сегодня. Это и источник роста банковских портфелей, и зона прибыли, и сфера повышенной заботы регулятора, который следит за рисками перегрева. Наталия Березина, старший аналитик банка «УРАЛСИБ», считает, что рост долговой нагрузки и качество активов действительно заслуживают внимательного изучения и отслеживания, но пока не дают поводов для беспокойства.
Несмотря на максимальные за последние шесть лет темпы роста ВВП по итогам прошлого года, мы полагаем, что в 2019 году российская экономика замедлится до 0,7%. Основной причиной станет набирающее силу торможение роста в ЕС и Китае. Негативное влияние на экономику продолжит оказывать и ослабление потребительского спроса вследствие снижения реальных доходов населения из-за ускорения инфляции, которое, в свою очередь, является результатом увеличения НДС и индексации регулируемых тарифов с 1 января 2019 года.
В умеренном темпе
После замедления в текущем году темпы роста российского ВВП в 2020—2024 годах будут увеличиваться в результате адаптации населения и бизнеса к принятым с начала нынешнего года решениям в области экономической политики, а в дальнейшем — благодаря постепенному улучшению ситуации в мировой экономике. Таким образом, с течением времени экономика страны выйдет на потенциальные долгосрочные темпы роста, которые с учетом ожидаемых относительно высоких цен на топливно-энергетические товары составляют 1,4−1,5% в год. При этом наш прогноз является гораздо более консервативным по сравнению с текущими оценками правительства, которое прогнозирует увеличение темпов экономического роста до 3,1−3,3% в 2021—2024 годах.
Основные внешние риски

1. США: риски за благополучным фасадом

После ощутимого замедления в начале прошлого года в III квартале 2018 года темпы роста ВВП Соединенных Штатов увеличились до 3,5% квартал к кварталу (в годовом выражении). Несмотря на откровенно слабую динамику розничных продаж, рост частного потребления в июле — сентябре ускорился до 4% квартал к кварталу и, таким образом, оказался одним из основных факторов экономического роста. При этом опережающую динамику показывало потребление товаров длительного пользования и ряда потребительских товаров (таких как одежда и обувь, продукты питания и напитки). На этом фоне в III квартале 2018 года было зафиксировано сокращение капитальных инвестиций на 0,3% квартал к кварталу и одновременно резкое увеличение запасов материальных оборотных средств. Значительное негативное влияние на темпы роста американской экономики в III квартале оказало падение экспорта товаров на 7% квартал к кварталу (по сравнению с ростом на 13,5% в II квартале текущего года). При этом рост импорта составил 10,3% после сокращения на 0,4% кварталом ранее.

На наш взгляд, описанная картина свидетельствует о том, что за внешне относительно благополучным фасадом скрываются серьезные риски: усиление политики протекционизма может привести к существенному замедлению мировой экономики. Взрывной рост импорта в сочетании с резким увеличением запасов говорит об ожидании значительного роста издержек, связанных с дальнейшим нарастанием внешнеторговых ограничений. Опасения по поводу углубления торговых противоречий усиливают неопределенность в отношении среднесрочных перспектив американской экономики. Это находит свое отражение в ухудшении динамики капитальных инвестиций. Введение пошлин, основной целью которых было улучшение американского платежного баланса, напротив, привело лишь к увеличению дефицита внешней торговли.

Поскольку американская администрация не намерена отказываться от политики протекционизма, мы полагаем, что в ближайшие два-три года увеличение внешнеторговых барьеров окажет негативное влияние на темпы роста крупнейших экономик мира, включая сами Соединенные Штаты. Кроме того, позитивный эффект от налоговой реформы президента Трампа постепенно сходит на нет. Это в сочетании с отложенным эффектом от повышения ставок и серьезными негативными последствия­ми самой длительной в истории США остановки работы правительства в конце прошлого и начале текущего года станет дополнительным фактором снижения среднесрочных темпов роста американской экономики.
2. ЕС: ситуация ухудшается

В отличие от Соединенных Штатов, экономика которых в настоящее время все еще находится на подъеме, торговые войны, серьезные политические проблемы и высокие цены на энергоносители крайне негативно отразились на экономическом положении крупнейших европейских государств. В частности, в III квартале 2018 года темпы роста экономики Германии упали до 1,1% год к году с 2,3% кварталом ранее. Основными факторами замедления стали слабая динамика экспорта и недостаточно динамичное увеличение расходов на конечное потребление. При этом инвестиции в основной капитал и увеличение запасов материальных оборотных средств оказали значительную поддержку германской экономике в июле — сентябре 2018 года. Несмотря на замедление в III квартале прошлого года, инвестиционная активность продолжает оставаться ключевым фактором роста и в других крупных европейских странах (в частности, во Франции, Италии и Испании).

Это позволяет надеяться на умеренное увеличение среднесрочных темпов роста в странах Старого Света. Тем не менее публикация индексов PMI за последние несколько месяцев подтверждает тенденцию к замедлению деловой активности. Таким образом, в краткосрочной перспективе темпы роста экономики крупнейших стран региона, по всей видимости, продолжат снижаться.
3. Китай: высока вероятность кризиса

Разногласия с Соединенными Штатами в торговой сфере оказали заметное негативное влияние на китайскую экономику, темпы роста которой в IV квартале 2018 года снизились до 6,4% год к году. Несмотря на ослабление юаня, введение американских пошлин на фактически половину китайского экспорта в США привело к сокращению сальдо торгового баланса. При этом ответные пошлины на американские товары и относительная слабость национальной валюты вызвали существенное удорожание импорта, что негативно повлияло на потребительскую активность населения. В этих условиях наблюдавшееся с конца 2016 года замедление оттока капитала приостановилось, а международные резервы страны снова начали сокращаться.

На фоне значительных долговых проблем в финансовом секторе дальнейшее торможение китайской экономики повышает вероятность полномасштабного финансового кризиса в Поднебесной. С целью поддержки экономики китайское правительство предоставило налоговые льготы экспортерам и уменьшило импортные пошлины, снизило нормативы резервирования для банков и обнародовало план уменьшения налоговой нагрузки посредством предоставления дополнительных налоговых вычетов населению.

Если предотвратить кризис все же не удастся, то, поскольку КНР является крупным потребителем сырья, это спровоцирует падение цен, что негативно скажется на экономике России.

Замедление мировой экономики негативно отразится на среднесрочных темпах роста в РФ.
Что будет с экономикой России

Замедление мировой экономики негативно отразится на среднесрочных темпах роста в РФ.

ВВП: темпы роста снизятся

Согласно данным Росстата, в 2018 году ВВП России вырос на 2,3% по сравнению с плюс 1,6% годом ранее. Наиболее высокие темпы роста наблюдались в финансовой и страховой сферах, деятельности гостиниц и предприя­тий общественного питания, строительстве и секторе добычи полезных ископаемых. При этом обрабатывающая промышленность выросла на довольно скромные 1,5%. Сильные данные по темпам роста ВВП в значительной степени стали результатом пересмотра статистики по объемам строительства в 2017—2018 годах, что, в свою очередь, было связано с реализацией ряда крупных инфраструктурных проектов. Рост в добывающем секторе заметно ускорился благодаря внушительному увеличению объемов добычи угля и газа, финансовый сектор показал высокий результат за счет бурного роста ипотечного, необеспеченного и автомобильного кредитования, а увеличение объемов в транспортном секторе связано с ростом перевозок по железной дороге и объемов трубопроводного транспорта.

Несмотря на сильные показатели по итогам прошлого года, экономика ощутимо замедлилась в начале 2019 года. Мы полагаем, что в текущем году темпы роста российского ВВП снизятся до 0,7% в результате торможения роста в ЕС и Китае. Дополнительным фактором замедления деловой активности станет ослабление потребительского спроса вследствие дальнейшего падения реальных доходов населения, вызванного резким ростом инфляции после повышения НДС и индексации регулируемых тарифов.

Таким образом, в 2019 году мы прогнозируем ощутимое снижение темпов роста в обрабатывающей промышленности, розничной торговле и секторе услуг. Ситуация в строительной отрасли также может ухудшиться из-за дальнейшего снижения объемов жилищного строительства и торможения инвестиционной активности частного бизнеса. При этом мы ожидаем сохранения умеренных темпов роста в добывающей промышленности и транспортной отрасли. В случае близких к климатической норме погодных условий этим летом мы также ждем умеренного повышения темпов роста в сельском хозяйстве.
Рубль: остается под давлением

Одной из основных причин обвального падения курса российской валюты в прошлом году стал резкий рост турбулентности на валютном рынке, вызванный значительным снижением интереса нерезидентов к рублевым активам в результате усиления санкционной риторики в отношении нашей страны. Согласно данным ЦБ РФ, с 1 апреля 2018 года по 1 января текущего года доля нерезидентов на рынке ОФЗ сократилась с 34,5 до 24,4%. При этом отток капитала по итогам прошлого года увеличился до 67,5 млрд долл. с 25,2 млрд долл. в 2017 году. Другим фактором роста курса доллара стало глобальное укрепление позиций американской валюты в результате повышения базовой ставки Федрезерва, торговых войн (в первую очередь между США и КНР) и политических проблем в Европе (наиболее болезненной из которых в настоящее время является выход Великобритании из ЕС). При этом, с нашей точки зрения, временный мораторий ЦБ на покупку валюты на рынке в интересах Минфина оказал заметную поддержку рублю в сентябре — декабре прошлого года.

Мы полагаем, что, несмотря на значительное смягчение риторики Федрезерва в начале этого года (регулятор может взять продолжительную паузу или даже завершить текущий цикл повышения ставки), в ближайшие месяцы рубль продолжит оставаться под давлением в результате действия указанных выше факторов. Основным риском для российской валюты остается дальнейшее усиление санкционного давления на нашу страну, в том числе возможное введение санкций в отношении российского долга и крупнейших финансовых институтов. Учитывая ожидаемое нами умеренное снижение средней цены на нефть в 2019 году, мы считаем, что, несмотря на отдельные периоды роста, тенденция к снижению курса рубля будет превалировать.

Согласно нашему прогнозу, в текущем году средний курс доллара США составит 70,8 руб./долл. по сравнению с 62,8 руб./долл. в 2018-м. Существенное ослабление российской валюты приведет к заметному сокращению импорта в 2019 году (до 229,5 млрд долл. после 249 млрд долл. в текущем году) на фоне умеренного снижения экспорта. Полагаем, что профицит счета текущих операций сократится до 74,3 млрд долл. (с 114,9 млрд долл. в 2018 году) за счет ухудшения баланса услуг и баланса инвестиционных доходов.

Инфляция: достигнет пика весной

После снижения в I полугодии 2018 года до рекордно низких за всю постсоветскую историю значений потребительская инфляция резко ускорилась и в конце января 2019 года достигла 5% год к году, что заметно выше целевого уровня Банка России. Одной из основных причин увеличения темпов роста потребительских цен стал скромный урожай прошлого года (производство сельхозпродукции сократилось на 0,6% по сравнению с 2017 годом). Другими факторами роста цен стали повышение НДС и индексация регулируемых тарифов, которая привела к заметному скачку цен на услуги ЖКХ. Большинство остальных платных услуг населению подорожало довольно умеренно. Это в сочетании с относительно невысокими темпами инфляции в секторе непродовольственных товаров говорит о наличии существенных ограничений со стороны потребительского спроса.

Однако мы полагаем, что, несмотря на слабый спрос, на горизонте в несколько месяцев повышение НДС приведет к соразмерному увеличению цен на большинство потребительских товаров. Согласно нашим расчетам, годовая инфляция в марте — апреле достигнет локального максимума в 5,5−5,8%, а по итогам текущего года цены вырастут на 5,1%.
Бюджет: продолжает наполняться

По данным Министерства финансов РФ, по итогам прошлого года профицит федерального бюджета составил 2,75 трлн руб. (или 2,7% ВВП). При этом нефтегазовые доходы выросли на 51% год к году, в то время как ненефтегазовые доходы увеличились лишь на 14,5% по сравнению с 2017 годом. Таким образом, в прошлом году бюджет получил значительную выгоду в результате роста мировых цен на нефть и относительной слабости российской валюты. Комбинация этих факторов привела к резкому повышению рублевых цен на топливно-энергетические товары, что и в настоящее время способствует увеличению нефтегазовых доходов бюджета. Кроме того, значительную прибавку в бюджет обеспечивает повышение ставки НДС и дальнейшее улучшение администрирования ключевых налогов и сборов.

Мы ожидаем, что в текущем году доходы бюджета вырастут до 20,71 трлн руб., в 2020 году — до 22,34 трлн руб., а в 2021 году — до 23,98 трлн руб. Если правительство будет придерживаться своих текущих планов по расходам, то ожидаемый нами внушительный рост доходов в текущем году обеспечит профицит федерального бюджета в размере 2,4% ВВП, в 2020 году — 2,9% ВВП, а в 2021 году — 3,3% ВВП.