Аналитика
РОЗНИЦА СЕГОДНЯ И ЗАВТРА
Розница, а точнее розничное кредитование, остается в российском банковском секторе в фокусе внимания и сегодня. Это и источник роста банковских портфелей, и зона прибыли, и сфера повышенной заботы регулятора, который следит за рисками перегрева. Наталия Березина, старший аналитик банка «УРАЛСИБ», считает, что рост долговой нагрузки и качество активов действительно заслуживают внимательного изучения и отслеживания, но пока не дают поводов для беспокойства.
Рост портфелей…

Портфель розничных кредитов перешел к росту (если брать динамику год к году) в конце 2016 года, и с тех пор этот рост неизменно ускорялся. На конец 2017 года его темпы составляли 13%, на конец 2018-го – 22%, по состоянию на 1 мая 2019-го – 24%.

Секторальный портфель на 50% состоит из необеспеченных потребкредитов и примерно на 45% – из жилищных, в основном ипотечных. Оба этих сегмента демонстрировали сопоставимые темпы роста – по 24–25%, тогда как в автокредитовании (самый маленький сегмент) портфель увеличивается чуть медленнее – на 16–17% год к году. На пике предыдущего кредитного цикла – в 2012 году – рост розницы превышал 40% год к году, но это происходило в более благоприятных макроэкономических условиях. Последовавший за этим спад больше отразился на необеспеченных потребкредитах. Так, их размер относительно ВВП в 2013 году приближался к 9%, а на конец 2018-го, несмотря на рост последнего времени, составлял только 7%. С другой стороны, в ипотеке на протяжении последних восьми лет объем портфеля прирастал и на конец 2018 года достигал 6% относительно ВВП против 4% в 2013 году. Локомотивом роста в нынешний кредитный цикл можно считать крупнейшие универсальные банки, тогда как игроки, специализирующиеся на рознице (за исключением Тинькофф Банка), показывали в среднем более умеренную динамику.

Повышенное внимание рознице банки уделяли на фоне довольно сдержанной динамики в корпоративном кредитовании, которая является естественным следствием общей макроэкономической ситуации. В результате одним из основных факторов роста прибыли сектора в 2018 году было наращивание чистого процентного дохода (ЧПД) от операций с физлицами (наряду с комиссионным доходом). Чистая процентная маржа (ЧПМ) по розничным операциям, по данным ЦБ, в 2018 году увеличилась на 1,9 подп. (до 6,2%) и, в частности, по операциям в рублях – на 1,8 подп. (до 7,1%). В корпоративном же сегменте и ЧПД, и маржа снижались за счет опережающего привлечения депозитов – по итогам года маржа упала на 0,7 подп. (до 3,8%).
…и долговая нагрузка

Регулятор в сложившейся ситуации обеспокоен несколькими вопросами: увеличением долговой нагрузки населения, потенциальной «кредитной спиралью» (когда рост ипотечного кредитования приводит к росту цен на жилую недвижимость, и наоборот), приростом валютных вкладов и низкой долей долгосрочных депозитов физлиц.

В условиях стагнации реальных доходов отношение плановых платежей населения по необеспеченным кредитам к располагаемому доходу, по оценке ЦБ, повысилось за прошлый год с 7,1 до 8,1%. Пик 2014 года составлял 9%, и уже в нынешнем году он может быть снова достигнут.

По ипотеке это отношение ниже: согласно последним данным, оно равнялось 1,8% против 1,6% год назад. При этом, например, в сегменте кредитов наличными отношение «платеж/доход» составляло для новых заемщиков почти 44% в I квартале 2019 года и около 43% полгода назад. В этих условиях можно проследить тенденцию к увеличению максимальных сроков кредитования. Это улучшает платежеспособность в краткосрочном периоде, но повышает долгосрочные риски, особенно в свете возможного сохранения слабой динамики реальных располагаемых доходов населения.

Рост долговой нагрузки ускорился в II полугодии 2018 года в том числе за счет разворота в стоимости кредитов – она перестала снижаться и перешла к росту в рамках общей динамики ставок на рынке и на фоне повышения ключевой ставки. Пассивы традиционно переоцениваются вверх быстрее, и в частности поэтому банки испытывали давление на маржу в IV квартале 2018 года и I квартале 2019 года. Впрочем, судя по всему, период роста ставок закончился, тренд снова разворачивается, и банки будут восстанавливать ЧПМ.
Меры регулятора…

Поставив цель сдерживать рост необеспеченной розницы, регулятор за последние два года четырежды повышал рисковые веса кредитов в зависимости от их полной стоимости. Последнее повышение вступило в силу 1 апреля. Это оказывает некоторое сдерживающее влияние, но пока не привело к общему торможению кредитования. С 1 октября банки будут рассчитывать отношение платежа к доходу физического лица, а с нового года могут вступить в действие регуляторные ограничения по этому показателю. И есть вероятность, что в зависимости от долговой нагрузки клиента регулятор может дополнительно дифференцировать рисковые веса по потребительским кредитам. С целью девалютизации Центро­банк, зафиксировав рост доли вкладов физлиц в иностранной валюте в I квартале 2019 года, с 3 июня уже повысил на 1 подп. норматив обязательных резервов по соответствующим обязательствам банков. Это, соответственно, должно привести к снижению ставок по валютным депозитам. Также ЦБ работает над усовершенствованием договоров банковских вкладов, которые не предполагают права досрочного получения средств по требованию вкладчика и смогут при успешном использовании несколько удлинить дюрацию банковских пассивов.
…и качество активов

В то же время само по себе качество активов в розничном сегменте на текущий момент не показывает признаков ухудшения. Так, стоимость риска в крупных банках в целом снижается или остается стабильной (с поправкой на сезонность I квартала), а менеджмент этих банков по большей части говорит о достаточно хорошем кредитном качестве розничных заемщиков. Розничная просрочка по сектору снижается, причем не только в относительном выражении (7% на конец 2017 года против 5,1% на конец 2018-го и на 1 мая 2019-го), но и в абсолютном (–10% за 2018 год). Центробанк, со своей стороны, предупреждая о рисках в системе, одновременно отмечает и рост рентабельности, и высокий уровень достаточности капитала, который не падает в отличие от прошлого цикла (2010–2013 годы), и улучшение качества портфеля.

Данные ЦБ предполагают также достаточно хорошую динамику по винтажам как в необеспеченных кредитах, так и в ипотеке. По последним данным, доля необеспеченных ссуд с просрочкой более 90 дней на 12-й месяц жизни кредита (по кредитам, выданным в I полугодии 2018 года) сейчас находится на уровне 2–3% – это минимальные значения с 2011 года. Для сравнения: по кредитам, выданным в 2016 году, этот показатель составлял 3–8%, выданным в 2014 году – 8–13%. Кроме того, балансы расчищаются за счет списаний и передачи прав требованиям коллекторам (1,5–2% портфеля в квартал). Доля просрочки в необеспеченном портфеле по сектору на 1 апреля составляла 8,7% – уровень начала 2014 года (показатель был на пике, превышающем 16%, в 2016 году, и с тех пор снижается).
Что касается ипотеки, здесь качество активов остается в целом стабильно высоким. Доля просрочки немного превышает 1%, а по кредитам, обеспеченным договорами долевого участия, составляет 0,4%. Более рискованным сегментом в ипотеке являются кредиты с низким первоначальным взносом. Их доля после повышения рисковых коэффициентов немного снизилась, но уровень все равно довольно значим – около 41%. При этом данные крупнейших бюро кредитных историй предполагают, что доля заемщиков, которые могли взять необеспеченный кредит для внесения первоначального взноса по ипотеке, невелика. Так, в 2018 году в пределах 4% заемщиков брали крупные необеспеченные кредиты в течение трех месяцев до обращения за ипотекой, с 2015 года эта доля увеличилась на 1–2 под п. Введение с 1 октября расчета долговой нагрузки заемщика – физического лица должно помочь отслеживать эти практики более детально.
Прогнозы

Хотя ни один сегмент в рознице пока не демонстрирует ярко выраженного торможения, есть основания полагать, что динамика будет замедляться. В ипотеке при достаточно стабильном росте портфеля в начале этого года ощутимо упали темпы роста выдачи новых кредитов (а в марте год к году даже было зафиксировано снижение на 3%). Это в первую очередь должно быть результатом повышения ставок. Впрочем, одновременно в I квартале снизились и темпы погашения: если в 2018 году ежемесячно гасилось 2,1–4,5% портфеля, то в январе – марте – 0,4–1,9%. По нашей текущей оценке, ипотечный портфель по итогам года может прибавить чуть меньше 20% (против 24% в 2018 году), необеспеченные кредиты – около 15% (против 23% в 2018 году), тогда как автокредиты на фоне околонулевой динамики продаж новых автомобилей способны замедлить рост до 5% по итогам года (против 16% в 2018 году). Дальнейшая динамика может зависеть в том числе от того, введет ли ЦБ дифференциацию нормативов в зависимости от срока и размера кредита. Это могло бы более прицельно регулировать качество активов в секторе.