Тайм-аут
ДЕНЕЖНЫЕ МАНИПУЛЯЦИИ:
ТАЙНЫЕ И ЯВНЫЕ
Период правления первого царя из династии Романовых — время, когда перед русским правительством встали совершенно новые задачи в экономической сфере. А для этого требовались деньги.
В первую очередь было необходимо восстановить нормальное функционирование внутреннего рынка страны, полностью разрушенного в годы Смуты. Достичь этой цели помогло бы насыщение денежного обращения серебряной монетой с однообразным оформлением и отчеканенной по единой монетной стопе. Для обильной чеканки требовалось организовать постоянное поступление сырья на денежные дворы. На решение этих проблем и были направлены основные усилия государства.

Выделяются несколько основных этапов, отражающих последовательное развитие денежного хозяйства при Михаиле Федоровиче.

Первый этап: преодоление кризиса

1613−1617 годы характеризуются преодолением кризисных явлений в денежном обращении. В это время в стране функционировал лишь один монетный двор — Московский, который был восстановлен к ноябрю 1613 года и сразу же приступил к работе. Временные дворы в Москве и Ярославле были закрыты, а орудия чеканки (штемпели и маточники), применявшиеся на них, либо уничтожены, либо переданы в ведение Денежного приказа.

Правительству удалось наладить столь обильную чеканку, что уже к концу второго десятилетия XVII века новые монеты практически полностью вытеснили из обращения копейки предыдущих правлений, о чем убедительно свидетельствует изучение кладов того времени.
Московская копейка Михаила Федоровича Романова

Второй этап: хитроумные способы

В 1618—1625 годах в денежное производство включаются местные дворы Великого Новгорода, воссоединенного с Русским государством, и Пскова. Объем чеканки на них по сравнению с Москвой был относительно невелик, да и выпуск копеек в столице значительно сократился. Это свидетельствует о сложной финансовой ситуации, возникшей в государстве: выкуп старой, тяжеловесной, монеты для перечеканки ее в новую, легкую, уже не мог приносить необходимого количества серебра, как ранее.

Недостаток сырья для чеканки, с одной стороны, и необходимость пополнения казны — с другой, обусловили возврат к практике понижения веса монеты, столь распространенной в Смутное время. На протяжении семи лет вес копейки снизился до 0,48 г.

Кроме того, правительство нашло еще один хитроумный способ эксплуа­тации монетной регалии. Был возрож­ден монетный двор в Ярославле, на котором стали чеканить копейки, по внешнему виду практически не отличавшиеся от московских, но имевшие очень низкий вес — около 0,42 г — и часто пониженную пробу. Ярославская чеканка, несомненно, содержалась в тайне, и отчеканенные здесь монеты должны были восприниматься населением как полноценные.
«МОСКВА» объединяет
Вес копейки в начале XVII века составлял 0,50 г, при этом была возобновлена чеканка разменных номиналов — денги и полушки. Оформление московских копеек этого времени также претерпело изменения по сравнению с монетами предыдущих царствований. На «образцовом» лицевом маточнике ранних копеек Михаила Федоровича, изготовленных на очень высоком техническом и художественном уровне, вместо сокращенного обозначения монетного двора под ногами всадника появилась надпись «МОСКВА». Вероятно, не только имелось в виду название города, в котором эти монеты чеканились, но и декларировалось объединение государства вокруг столицы и нового государя.

Третий этап: большая прибыль

В 1626—1635 годах проходит реформирование в области организации монетного производства и налаживается контроль за ним со стороны государства. В это время закрываются монетные дворы в Пскове и Новгороде, а чеканка монеты сосредоточивается в столице. Московский денежный двор был передан в ведение Приказа Большой казны, что фактически означало ликвидацию отдельного Денежного приказа. Централизация денежного дела открывала перед казной возможность бесконтрольных манипуляций с ценностью монеты, чем власти и не замедлили воспользоваться.

Вес монеты снова понизился (до 0,46 г), но главное, Московский денежный двор перешел к выпуску монет из серебра талерной пробы без предварительной его очистки. Ранее перед чеканкой из серебра выжигались «недрагоценные примеси», при этом потеря в весе составляла от 7 до 15%. Теперь же переплавленные европейские монеты сразу поступали в денежный предел. Активные действия правительства по продаже хлеба и некоторых других товаров за рубеж приносили достаточное количество ефимков, то есть проблема с сырьем в целом была решена. Объем чеканки возрос, и казна, несомненно, получила очень большую прибыль. Это сделало ненужным тайный выпуск монеты пониженного веса в Ярославле — к концу периода чеканка монеты там, судя по всему, прекратилась.
Царь Михаил Федорович Романов. Раскрашенная литография Петра Федоровича Бореля.
Государственный исторический музей в Москве

Четвертый этап: стандартизация

Полная стандартизация внешнего вида монеты происходит в 1636—1645 годах.

Вес ее снова понижается и составляет 0,45 г. Объем чеканки, судя по количеству дошедших до нас монет, вновь вырос, причем весьма значительно. Новые денежные знаки окончательно вытеснили монеты предыдущих царствований — в кладах этого времени они встречаются в единичных экземплярах.

Таким образом, можно утверждать, что к концу правления Михаила Федоровича программа усовершенствования русского денежного дела, которая начала осуществляться еще при Борисе Годунове в 1604—1605 годах, была выполнена окончательно.
Царь Михаил Федорович въезжает в Кремль, XVII век

«Воровские» копейки

В период правления Михаила Федоровича резко возрастает количество фальшивых (или, как их называли, «непрямых», «воровских») копеек в обращении. Разумеется, монеты подделывали во все времена, и Русское государство в XVI—XVII вв.еках не было исключением. Однако именно в первой половине XVII века наблюдается небывалый всплеск обращения фальшивых монет, причем в основном был приток поддельных копеек из-за рубежа.
Обращение фальшивых
монет стало истинным
бедствием для всей первой
половины XVII века
С одной стороны, недостаточная стандартизация вида русской монеты, архаичная технология ее изготовления, несомненно, облегчали изготовление фальсификатов, с другой — в этот период сложилась такая политическая ситуация, при которой европейским государствам крайне выгодно было принять участие в торговой деятельности на российском внутреннем рынке.

В 1618 году началась Тридцатилетняя война между католическим блоком (Испания, Австрия, Польша, католические княжества Германии) и антигабсбургской коалицией (Франция, Швеция, Дания, германские протестанты, Голландия, Англия). Европа была разорена; цены на продукты питания, прежде всего на хлеб, баснословно выросли, так как главные торговые пути были перекрыты в результате военных действий.
Московская денга Михаила Федоровича
Россия примкнула к протестантам, выступая против ближайшего врага — Польши. Своим союзникам русский царь предоставил крупные субсидии, разрешение на закупку необходимых продовольственных товаров на русском внутреннем рынке и на их беспошлинный вывоз в Данию и Швецию. Расчеты за закупки, разумеется, должны были производиться в русской монете, так как никакие другие денежные знаки в России не были разрешены к обращению. Появлялся соблазн получить прибыль не только за счет перепродажи дешевого русского хлеба, но и за счет эксплуатации монетной регалии: перечеканивать свое серебро в мелкую монету, копирующую русскую, и использовать ее при расчетах с местным населением.

Выделяются несколько групп качественных поддельных монет времени правления Михаила Федоровича, однако только для двух из них можно уверенно установить место производства.

Первая группа — так называемые деннинги. Это монеты, которые чеканились в Дании (в Копенгагене и Глюкштадте) начиная с 1619 года.

На их лицевой стороне изображался традиционный русский всадник с копьем, а на оборотной помещались сначала имя и титул датского короля Христиана IV, а позже — имена русских царей.

До сих пор остается непонятным, была ли чеканка этих монет санкционирована русским правительством или же она изначально осуществлялась как тайная экономическая акция.

Вторая группа, получившая у нумизматов название «чекан «Нефедки в Свее», — шведские подделки. В 1617 году шведы, покидая Новгород, вопреки условиям мирного договора с Россией увезли с собой мастеров-­денежников, а также штемпельный инструмент, использовавшийся при чеканке монет на Новгородском дворе. На территории Корельского (Кексгольмского) уезда, отошедшего Швеции, была организована чеканка фальшивых монет, продолжавшаяся, судя по нумизматическим материалам, достаточно долго. Вес подделок был значительно ниже нормативного, а проба постоянно ухудшалась, так что самые поздние выпуски содержат зачастую менее 50% серебра. Недавно были опубликованы документальные подтверждения чеканки «воровских» монет из Голландии, однако выделить голландские фальсификаты из массы прочих фальшивых копеек первой половины XVII века пока не представляется возможным.

Помимо привозных широко были распространены и русские подделки. Несмотря на суровые указы, производство и обращение фальшивых монет продолжало оставаться истинным бедствием для русской денежной системы в течение всего правления Михаила Федоровича. Лишь в начале следующего царствования проблему фальшивомонетничества удалось преодолеть.

Источник: «История денежного обращения России» в двух томах
У Мясницких ворот Белого города в XVII веке. А. М. Васнецов, 1926 г.