Тайм-аут
ДВИЖЕНИЕ
В ЦЕНТР
Вторая половина XV века — время формирования русского централизованного государства. В период правления Ивана III и Василия III Великое княжество московское окончательно поглощает все независимые русские княжества, а его князья заявляют свои претензии на все наследие Древней Руси. «Государи всея Руси» делают и решительные шаги к преодолению последствий раздробленности.
Первые шаги

В 50-е годы XV века прекращается монетная чеканка практически во всех московских уделах. С этого времени изготовление всей серебряной и медной монеты в Великом княжестве было сосредоточено в Москве. Отчетливо наблюдается стремление к сохранению единообразия в их оформлении.

Заботясь о наследственных правах своего старшего сына Ивана, Василий II (1425—1462) в 1449 году объявил его своим соправителем. С этого времени Иван Васильевич стал именоваться в договорных грамотах так же, как отец, — великим князем. Это нашло отражение и в монетной чеканке. В начале 50-х годов XV века в Москве выпускают серии денег с надписью «Осподари всея Руси».

Общая стабилизация политической и экономической жизни в стране позволила Василию II во второй половине 50-х годов XV века отказаться от практики денежных откупов, что повлекло за собой дальнейшую централизацию монетного производства. Вся монета, чеканившаяся в Великом княжестве Московском, изготавливалась теперь только на «государевом» денежном дворе. При этом произошла и унификация типа московских монет. На их лицевой стороне помещалось изображение розетки и двух звездочек, а вокруг за ободком из мелких точек — надпись «Князь великий Василий». На оборотной стороне — пятилепестковый цветок, обрамленный надписью «Денга московская».
«Московка», серебро, размер 14×9 мм.
Появление всадника

Очевидно, уже с 1456 года осуществляется выпуск «рязанских» денег, технологические особенности изготовления и оформление которых не оставляют сомнений в том, что их чеканили в Москве. Вес новых рязанских денег также соответствовал весу московской денги. Таким образом, территория Великого княжества Рязанского оказалась в зоне обращения московской денги.

Вступив на великокняжеский престол, Иван III (1462—1505) оставил неизменными как вес, так и внешний вид серебряной и медной московской монеты. В первые годы его правления в Москве чеканятся деньги, типологически повторяющие поздние монеты Василия II. Для их оборотной стороны даже использовались штемпели с изображением пятилепесткового цветка и круговой надписью «денга московская».
С 50-х годов XV века наблюдается стремление к единообразию в оформлении монет
Во второй половине 60-х годов XVI века существенно меняется оформление лицевой стороны серебряных монет. Изображение розетки и звездочек на них сменяется более престижным изображением всадника с занесенной над головой саблей в правой руке. Это изображение, символизирующее самого великого князя, вплоть до конца XVII века станет единственным типом лицевой стороны московских денег. Уже в правление Ивана III изображение всадника с саблей будет восприниматься современниками как один из наиболее выразительных символов власти московского великого князя. Именно поэтому «московский ездец» станет основной эмблемой на монетах, чеканенных не только в Москве, но и в Новгороде, Пскове, Твери, после утраты этими городами политической независимости.

В Москве во второй половине 70—80-х годов XV века выпускали целый ряд типов денег, чеканенных изолированными парами штемпелей.

На лицевой стороне всех этих монет помещалось изображение всадника с саблей, в то время как оборотные их стороны были разными. На одной из монет имелась латинская надпись ORnl| SToTE |LES, на другой — изображение воина в парадной одежде, окруженное непонятной надписью, состоящей из букв кириллического и латинского алфавита, на третьей — четырехстрочная легенда «Мастер Александро».
«Новгородка», серебро, размер 17 х 13 мм. Великий князь Иван III Васильевич, 1462–1505 гг.
Новые «новгородки»

В 1478 году Новгородская республика окончательно утрачивает независимость. Однако поскольку новгородская денга находилась в рациональном соотношении с московской, будучи тяжелее ее ровно в два раза, денежный двор в Новгороде не был закрыт. Московское правительство проявило определенную гибкость, согласившись на поэтапный отказ от использования суверенной новгородской символики. Первоначально на лицевой стороне «новгородки» сохранялось изображение «двухфигурной композиции», характерное для монет независимого Новгорода. Однако на оборотной стороне вместо прежней легенды («Великого Новгорода») помещались надписи иного характера: «Денга великого князя», «Печать великого князя» и т. п. Одновременно с этим надпись «Князя великого» появляется на оборотной стороне серебряных новгородских четверетц, на лицевой стороне которых еще некоторое время сохраняется изображение птицы, имевшееся и на суверенных монетах. Примерно в это же время в Новгороде начинается достаточно обильная чеканка медных пул, на лицевой стороне которых также изображают птицу, а на оборотной — надпись «Князя великого».

В конце 1478 года тип новгородских денег был существенно изменен. На их лицевой стороне появилось изображение «московского ездеца» (всадника с саблей в правой руке, олицетворявшего, как и на монетах Москвы, самого великого князя.). Его обрамляла надпись «Князь великий Иван Васильевич». Продолжение титула правителя было заключено в многострочной надписи на оборотной стороне: «Осподарь всея Руси». По сути, эти денги уже можно рассматривать как монеты «общегосударственного типа».

Новую («московскую») символику получают и новгородские четверетцы, и пула. Объединение московской и новгородской монетных систем стало очередным этапом на пути формирования общерусской денежной системы. Важным связующим звеном новгородской денги и весившей в два раза меньше денги «московки» стали серебряные монеты мелких номиналов. Это новгородские четверетцы и паритетные им по стоимости московские полушки. Равные по весу и стоимости серебряные монеты младших номиналов, как и денги, получили схожее типовое оформление. Со второй половины 1480-х годов на лицевой стороне московских полушек, как и на новгородских четверетцах, стали помещать изображение барса.
Тверская денга

В 1485 году к Москве была присоединена Тверская земля. С этого момента вес тверской денги стал соответствовать весу «московки». Вскоре в Твери начинается чеканка серебряных монет от имени «Государя всея Руси» великого князя Ивана Васильевича. В реорганизации Тверского денежного двора в этот период, несомненно, принимали участие московские мастера, что нашло свое отражение и в изменении стиля изображений на монетах.

Их внешний вид мало чем отличается от облика московских монет. При этом типология тверских монет в целом носит подражательный характер по отношению к одновременным им денгам «московкам». В начале 1490-х годов в Твери начинается чеканка и медных монет «общегосударственного типа» — маленьких пул с изображением двуглавого орла.
К концу 90-х годов XV века процесс формирования общерусской денежной системы был в основном завершен. Этому способствовало политическое объединение княжеств под началом Москвы, а также оживление торговли (после спада в период разгара феодальной войны в 40-х годах).
Таким образом, можно утверждать, что к концу 90-х годов XV века процесс формирования общерусской денежной системы был в основном завершен. К этому времени на Московском и Тверском денежных дворах выпускали типологически достаточно однообразные деньги средним весом около 0,39 г. В Новгороде продолжалась чеканка денег с изображением всадника с саблей на лицевой стороне и надписью «Осподарь всея Руси» — на оборотной. Этот тип новгородок, как и их вес (около 0,78 г), равный весу двух «московок», будет сохранен до конца правления Василия III (1505−1533). Помимо денги в Новгороде продолжали выпуск серебряных четверетц, равных по весу московским полушкам. Тип этих монет в правление Василия III был изменен. На их лицевой стороне вместо барса приблизительно с 1510 года стали изображать птицу. Кроме того, на всех денежных дворах государства (Московском, Тверском и Новгородском) продолжали чеканить медные монеты. В 90-е годы XV века это были маленькие пула, на лицевой стороне которых изображали двуглавого орла, а на оборотной — надпись с указанием номинала монеты и места ее чеканки («пуло московское» и т. п.).
Почему 0, 39?
Ко времени начала чеканки денег данного типа произошла и стабилизация веса московской денги. В начале правления Василия II — 0,75−0,76 г, к середине 30-х годов — 0,50−0,52 г, а к середине 50-х годов — 0,38−0,39 г.
Выбор именно этой весовой нормы был отнюдь не случайным и впоследствии сыграл важную роль в становлении общерусской денежной системы. Дело в том, что 0,39 г — это ровно половина веса денги «новгородки» — основного номинала второй по значимости монетной системы средневековой Руси.
К концу 90-х годов XV века процесс формирования общерусской денежной системы был в основном завершен. Этому способствовало политическое объединение княжеств под началом Москвы, а также оживление торговли (после спада в период разгара феодальной войны в 40-х годах).
Монеты Пскова

В 1500—1503 годах к «Великому княжеству всея Руси» была присоединена обширная Северская земля. Единственным политическим центром средневековой Руси, продолжившим чеканку собственной монеты в начале XVI века, оставался Псков. Однако уже в 80-х годах XV века вес псковских денег был максимально приближен к весу «новгородок», что позволяло монетам великого князя находиться в свободном обращении на псковских землях. После утраты Псковом независимости в 1510 году здесь также начинается чеканка монет от имени «Государя всея Руси». С этого времени на лицевой стороне псковских денег также помещается изображение всадника с саблей, уже много лет неизменно присутствующее на денгах, чеканившихся в Москве, Новгороде и Твери. Очевидно, в знак присоединения города «миром» на оборотной стороне серебряных монет была сохранена надпись «Денга псковская», имевшаяся и на деньгах независимого Пскова.
Полушка с написью «Государь». Москва, серебро, размер 7 х 7 мм, 1533 – 1584 гг.
В 1500—1503 годах к «Великому княжеству всея Руси» была присоединена обширная Северская земля. Единственным политическим центром средневековой Руси, продолжившим чеканку собственной монеты в начале XVI века, оставался Псков. Однако уже в 80-х годах XV века вес псковских денег был максимально приближен к весу «новгородок», что позволяло монетам великого князя находиться в свободном обращении на псковских землях. После утраты Псковом независимости в 1510 году здесь также начинается чеканка монет от имени «Государя всея Руси». С этого времени на лицевой стороне псковских денег также помещается изображение всадника с саблей, уже много лет неизменно присутствующее на денгах, чеканившихся в Москве, Новгороде и Твери. Очевидно, в знак присоединения города «миром» на оборотной стороне серебряных монет была сохранена надпись «Денга псковская», имевшаяся и на деньгах независимого Пскова.

Однако в данном случае эта надпись, по сути, обозначала лишь место чеканки монет. К тому же незначительная уступка гордыне псковитян с лихвой компенсировалась новшеством, введенным в содержание круговой легенды лицевой стороны. В отличие от «новгородок», на которых Василий III именовался, как и его отец, великим князем и «Осподарем всея Руси», на псковских деньгах он назывался «Божьей милостью царем всея Руси».

Следует отметить, что приблизительно с начала 1520-х годов на фоне общей тенденции возрастания объемов монетной чеканки в государстве прослеживается снижение активности в деятельности денежных дворов, располагавшихся в Новгороде и Пскове. Отчасти перебои в их работе можно объяснить нехваткой серебра для монетной чеканки. Основные казенные заказы на изготовление монеты размещались в это время на Московском и Тверском денежных дворах.

Средневековые фальшивки


В условиях роста городской торговли нехватка монеты ощущалась настолько остро, что денежное обращение вбирало в себя как старые московские деньги, чеканенные после понижения их веса в 40-х годах XV века, так и одновременные им деньги московских уделов, а также деньги Новгорода и Пскова периода независимости. Кроме того, уже со второй половины 1480-х годов в стране налаживается массовый выпуск серебряной монеты, чеканившейся вне денежных дворов и копирующей типы наиболее распространенных денег, находящихся в обращении.

Эти монеты, изготавливавшиеся в небольших мастерских явно без законных на то оснований (о чем свидетельствует отсутствие на большинстве из них читаемой надписи с именем великого князя), вне всякого сомнения, можно считать фальшивыми. В то время основная масса этих подделок изготавливалась из высокопробного серебра и отличалась от монет, чеканенных на государевых дворах, лишь заниженным весом. Более того, как свидетельствуют клады, большое количество подделок длительное время оставалось в денежном обращении. Существование цепочек технологических штемпельных связей среди фальшивых монет указывает на длительный период существования некоторых центров их чеканки.

Время подражаний

С начала XVI века получают распространение как изготовление подделок, так и обрезка серебряных монет. Первоначально, очевидно, аккуратно обрезались наиболее тяжеловесные денги, прежде всего «новгородки». Однако по мере нарастания кризисных явлений стали уменьшаться в размерах серебряные монеты всех номиналов, включая полушки. В кладах, сокрытых в конце 20-х — начале 30-х годов XVI века, обрезанные монеты, как правило, уже преобладали над целыми, причем многие теряли более половины первоначального веса.

Примерно в это же время во многих городах начинается массовая чеканка, представлявшая собой в той или иной мере грубые подражания пулам, чеканившимся на государственных денежных дворах. Подражания, видимо, участвовали в денежном обращении наравне с законными пулами, что свидетельствует об острой потребности развивающегося городского рынка в разменной монете. Нередко монеты попросту вырезались из листовой меди и надчеканивались лишь с одной стороны. При этом рисунок штемпелей мог лишь отдаленно напоминать изображения или надписи, имевшиеся на пулах.

Клады и находки свидетельствуют о том, что денежное обращение вбирало в себя и суррогаты такого низкого качества.

Но со временем изготовители подражаний пулам стали заботиться о том, чтобы внешний вид их продукции был близок прототипам.

К концу 20-х годов XVI века подражания, по всей видимости, составляли около четверти находившейся в обращении медной монеты.

Источник: «История денежного обращения России» в двух томах.

Продолжение в следующем номере