Тайм-аут

деньги

послепетровской эпохи

Потомки Петра I предпринимали попытки укрепить доверие населения к медным деньгам и сделать их основным платежным средством внутри страны. В XVIII веке чеканились и необычные монеты — некоторые из них в наши дни представляют огромную нумизматическую ценность.
Художник Ф. Я. Алексеев. Красная площадь в Москве. (akg-images/East News)
Еще в последние годы правления Петра I было решено выпускать по примеру Швеции медные монеты, платы, из расчета 10 руб. из пуда меди. Предполагалось, что они позволят оздоровить обращение, так как укрепят доверие населения к медной разменной монете. Подготовка к чеканке этих монет велась на Екатеринбургском заводе.

Их выпуск осуществила Екатерина I. В 1725 году были отчеканены опытные образцы рубля, полуполтины и гривны. Через год к этим номиналам добавили полтину, пять копеек и копейку. В 1727 году чеканилась только гривна. Смерть Екатерины I прервала этот эксперимент, да и квадратные монеты оказались неудобными в обращении.

Пробные попытки

Неудача с введением медных монет — плат — заставила искать другие способы насыщения внутреннего рынка деньгами. Одним из них было увеличение лигатуры в серебряных монетах при сохранении их веса. Первую такую попытку предпринял А. Д. Меншиков (1673−1729). В 1726 году он организовал производство плохой по качеству разменной монеты, рассчитывая в дальнейшем всю серебряную монету делать из особой «композиции». В течение трех месяцев выпускали монеты 64-й, 48-й и, наконец, 42-й пробы — в сплаве с мышьяком. Однако выпущенные монеты вскоре были изъяты из обращения. По крайней мере, уже в 1730-е годы при обмене старой монеты «меншиковские» казной не принимались, а рассматривались как фальшивые.

До середины XVIII века не прекращались поиски новой медной монеты, с чем связаны и многочисленные изменения ее типа, подбора номиналов и т. д.

Регулярная чеканка монеты на 40 руб. из пуда после Петра I продолжалась до 1730 года. Чеканились монеты достоинством в копейку и 5 копеек, причем с периода правления Петра II на копейках стал изображаться всадник, поражающий копьем дракона.
Медная монета императрицы Анны Иоанновны. Полушка, 1731 год
В 1730—1731 годах правительство Анны Иоанновны провело меры по оздоровлению денежного обращения страны. Граф А. И. Остерман представил кабинету Ее Императорского Величества доклад о состоянии и проблемах российского денежного обращения, озаглавленный «На память о чем нужно рассуждать ко исправлению принадлежащего денег». Автором считают В. Н. Татищева, известного государственного деятеля, снискавшего славу историка.

С 1730 года у населения стала выкупаться разменная медная и серебряная монета, изобиловавшая подделками. Прежде всего это касалось медных пятикопеечников, в обилии начеканенных в недолгое правление Екатерины I (по официальным данным, их было выпущено до 3,17 млн руб.). С 1730 года медные монеты — денги и полушки — стали чеканиться по 10-рублевой стопе, а с 1731 года копейки — по 8-рублевой стопе.

Монетная стопа, введенная в правление Анны Иоанновны для медных монет (10 рублей из пуда меди) сохранялась 25 лет. В новой «серии» регулярно выпускались денга и полушка с государственным гербом (двуглавый орел со скипетром и державой) на одной стороне и надписью в картуше (орнаментальная окантовка в виде свитка со свернутыми углами. — Прим. ред.) — на другой.
Щедрая благодарность
Передел старой монеты в новую взяла на себя компания купцов под началом И. В. Корыхалова, которая щедро отблагодарила за получение такого прибыльного заказа крупных чиновников Монетной конторы. Только один В. Н. Татищев получил 6 тыс. руб. деньгами и разные подарки, от дорогих сукон до стульев немецкой работы, — на 1200 руб.

Из золота и серебра

Из серебра продолжали чеканиться в основном полтины и руб­ли, хотя выпускались также гривенники, и трижды за царствование (в 1730, 1739, 1740 годах) — полуполтинники. Уже в начале царствования Анны Иоанновны (с 1731 года) серебряные монеты — руб­ли, полтины и гривенники — стали изготовляться в более высокой, 77-й пробе (соответствовала 802-й пробе по десятичному исчислению) вплоть до 1761 года.

Рублевые монеты с портретным изображением Анны Иоанновны появляются с 1730 года. Наиболее выразительными из них признаются руб­ли, выпущенные по эскизам И.-К. Гедлингера, они отличаются наиболее реалистичной трактовкой образа императрицы.

Серебряные монеты чеканились по 77-й золотниковой пробе (802-я проба в долях). Источником сырья для их производства были как старые руб­левики, так и монеты (талеры, серебряные персидские деньги), полученные по каналам внешней торговли. Кроме того, велись закупки металлов — меди в Персии, серебра — в Голландии, золота и серебра — в Китае. Серебро поступало в казну и в составе конфискованного имущества, а чеканка происходила на монетных дворах Петербурга, Москвы и Екатеринбурга.

Золотая монета хотя и чеканилась (червонцы), но во внутреннем обращении практически не появлялась. Червонцы выпускались лишь эпизодически — в 1730, 1738 и 1739 годах. Всего золотой монеты в правление Анны Иоанновны было начеканено лишь на 176,6 тыс. руб.
Справка
Монетная стопа — нумизматический термин, обозначающий точное количество монет одного и того же номинала, которое может быть отчеканено из определенной весовой единицы металла.

С вензелем императрицы

Руководство денежным делом до 1711 года осуществлял Приказ Большой казны, вне ведения которого находился лишь Кадашевский монетный двор, подчинявшийся сначала Приказу воинских морских дел, а затем, с 1706 года, Адмиралтейскому приказу. В 1711 году денежное дело перешло к Сенату, спустя три года — к Приказу Большой казны и Камер-коллегии, а в 1720 году — к Берг-коллегии, руководившей горно-металлургической отраслью.
Художник Е. Е. Лансере. Императрица Елизавета Петровна в Царском Селе (akg-images/East News)

Примечательные явления

До середины XVIII века из мелкой серебряной монеты регулярно чеканился только гривенник, в 1755 году возобновилась чеканка пятикопеечной монеты, а в 1760-х годах вошли в обращение пятиалтынный и двугривенный. Проба серебра в монете младших достоинств до середины XIX века не отличалась от пробы крупной монеты.

Среди других примечательных явлений в денежном обращении периода царствования Елизаветы Петровны можно отметить тот факт, что с 1755 года стали небольшими тиражами чеканиться золотые монеты в империал (10 руб., лигатурный вес — 16,59 г) и полуимпериал (5 руб., лигатурный вес — 8,27 г) 88-й, или 916-й «десятичной», пробы.

С приходом к власти Екатерины II проба серебряных монет была понижена до 72-й (750-й), а содержание чистого серебра в рубле упало с 20,7 до 18 г. Это содержание оставалось неизменным около полутораста лет — до прекращения чеканки серебряной руб­левой монеты в 1915 году.
Медные, но ценные
С 1755 года медная монета стала чеканиться по 8-рублевой стопе, а с 1757 года — по 16-рублевой, причем казна покупала медь по 5 руб. за пуд. С 1762 года монеты стали чеканиться по 32-рублевой стопе, однако указом от 27 января 1762 года императрица Екатерина II ограничила срок хождения такой монеты одним годом, и впоследствии эта монета была выменяна у населения и перечеканена по 16-рублевой стопе. Образцы медных монет 1762 года представляют большую нумизматическую ценность.

Старые копейки

Наиболее затяжной характер имело обращение монет отмененной системы — серебряных копеек, чеканка которых была прекращена в 1718 году. Расчеты показывали, что в стране должно находиться в виде копеек огромное количество серебра, представлявшего для страны большой интерес. Между тем несколько раз объявлявшиеся правительством окончательные сроки обмена давали скромные результаты, несмотря на строгие карательные меры за удержание старой монеты. Более того, в сельских местностях, особенно в Заволжье, обращение серебряной копейки продолжалось как ни в чем не бывало — крестьянство предпочитало ее новым монетам.

Не желая закрывать источник прибыльного поступления серебра, правительство отменило прежние распоряжения и возобновило прием в казну серебряных копеек, продолжавшийся до середины 50-х годов XVIII века по податным платежам. Одновременно скупка серебряных монет сдавалась в откуп купеческим «компаниям». Но и после 1750 годов серебряная копейка кое-где еще сохраняла значение местного платежного средства.
Медная монета императрицы Екатерины II достоинством 5 копеек, 1785 год

Из Петербурга в Москву и обратно

С организацией в 1724 году монетного двора в новой столице империи Санкт-Петербурге чеканить монету стали и на берегах Невы. Однако расходы на ее чеканку были очень высоки. Вследствие этого уже в правление Петра II, в 1723 году, Петербургский монетный двор приостановил свою деятельность, и производство монеты сосредоточилось в Москве, где издержки по их выпуску были меньше. Именно здесь, в Москве, были созданы многие подлинные шедевры русской монетной чеканки — красивые портретные рубли и червонцы, начиная со времени Петра I вплоть до первых годов правления Екатерины II.

Решение о продолжении работы Петербургского монетного двора было вызвано фискальными соображениями.

Основная масса серебра поступала в Северную столицу от сбора таможенных пошлин в порту на Неве; их брали европейскими талерами. Кроме того, серебряные монеты и слитки закупались у иностранных купцов.

Прежде серебро возили в Москву, где его перечеканивали в монету, а затем значительную часть денежной массы отправляли обратно в Санкт­Петербург, где находились государственные учреждения.

Ежегодная чеканка серебряной монеты на Петербургском монетном дворе должна была составить более 2,5 млн руб. Таким образом, планировалось обеспечить полноценной монетой обширную империю. Здесь, в Петропавловской крепости, находилось большинство российских медальеров, отсюда обычно рассылались образцовые штемпеля для других монетных дворов.

Петербургский монетный двор получил новые площади, на которых установили дополнительное оборудование и привлекли к работе больше специалистов. Это позволило увеличить объемы выпускаемой монеты — руб­лей и полтин. А с 1755 года двор в Петропавловской крепости начал чеканку мелкой серебряной монеты — пятаков. Именно в середине XVIII века объемы чеканки монетного двора в Северной столице значительно превзошли таковые в Москве. Кроме того, с 1755 года Петербургский монетный двор начал чеканку крупных золотых монет: империалов и полуимпериалов.
Художник Луи Каравак. Портрет императрицы Анны Иоанновны, 1730 г.

Другие монетные дворы

Большая разница между рыночной ценой меди и номинальной стоимостью денег подстегивала фальшивомонетничество. Правительству, несмотря на желание извлекать наибольшие доходы от чеканки, приходилось считаться с этим: не слишком снижая вес медной монеты, оно заметно увеличивало ее объемы в обращении. Возросло число монетных дворов, чеканивших медную монету.

В 1755 году в России началась чеканка медных монет нового образца, получивших у коллекционеров название «облачных» копеек. Их производство, в том числе перечеканка прежней «грошевой» монеты, велось на Красном (в Москве) и Екатеринбургском монетных дворах. Причем для переустройства Екатеринбургского двора из Москвы были отправлены шесть резчиков штемпелей (чеканов) и 16 монетчиков.

Наряду с перечисленными тремя монетными дворами в 1757 году был открыт монетный двор при Сестрорецких оружейных заводах (близ Петербурга) — для переделки пушек в монету. А в 1766 году при Нижне­Сузунском медеплавильном заводе начал работу Сузунский монетный двор в Сибири.

Что касается Красного монетного двора (в Москве), то с прекращением чеканки серебра в 1776 году он был законсервирован. Через 12 лет он ненадолго возобновлял работу, но в 1797 году прекратил свое существование.

Необычные номиналы

Большая разница между рыночной ценой меди и номинальной стоимостью денег подстегивала фальшивомонетничество. Правительству, несмотря на желание извлекать наибольшие доходы от чеканки, приходилось считаться с этим: не слишком снижая вес медной монеты, оно заметно увеличивало ее объемы в обращении. Возросло число монетных дворов, чеканивших медную монету.

В 1755 году в России началась чеканка медных монет нового образца, получивших у коллекционеров название «облачных» копеек. Их производство, в том числе перечеканка прежней «грошевой» монеты, велось на Красном (в Москве) и Екатеринбургском монетных дворах. Причем для переустройства Екатеринбургского двора из Москвы были отправлены шесть резчиков штемпелей (чеканов) и 16 монетчиков.

Наряду с перечисленными тремя монетными дворами в 1757 году был открыт монетный двор при Сестрорецких оружейных заводах (близ Петербурга) — для переделки пушек в монету. А в 1766 году при Нижне-­Сузунском медеплавильном заводе начал работу Сузунский монетный двор в Сибири.

Что касается Красного монетного двора (в Москве), то с прекращением чеканки серебра в 1776 году он был законсервирован. Через 12 лет он ненадолго возобновлял работу, но в 1797 году прекратил свое существование.

Источник: «История денежного обращения России» в двух томах